stanismamont84 (stanismamont84) wrote,
stanismamont84
stanismamont84

Category:

Почему блогер Шарий – прокремлёвский и украинофоб?

Я никогда не участвовал в политических интернет-форумах по одной простой причине. Я давно убедился, что практически всё, что мне приходит в голову, будет кем-то написано. А оппонента всё равно не переубедить.

Я, однако, чувствую себя вынужденным сказать пару слов о блогере Анатолии Шарие. И по какой причине? Блогер этот явно прокремлёвский и украинофобский. Это многими констатируется. Сам господин Анатолий, однако, рассказывая об этом, разыгрывает обиду. Мол, почему это я прокремлёвский? Почему украинофоб? Господин Шарий даже подавал в суд на журналистов, так его назвавших. Суд проиграл, но до сих пор об этом вспоминает. Мол, они меня обвиняли в поддержке русского мира, а на суде сказали, что русский мир – это ничего плохого. Какие лицемеры!

Из-за этого я и решил посвятить господину Анатолию эту небольшую статью. Вряд ли она сильно на что-то повлияет. Но, возможно, поможет изменить взгляды хотя бы кому-нибудь из тех, кто считает, что господин Шарий искренен в своих обидах или что его позиция не чисто антиукраинская.

Я хотел бы затронуть два круга вопросов. Во-первых, почему с господином Анатолием так трудно спорить? Во-вторых, что именно прокремлёвского и что именно украинофобского он утверждает?

Итак, с господином Шариём трудно спорить потому, что:

1) он выдвигает завышенные требования к обоснованности критики себя со стороны других. Сам он своих требований абсолютно не соблюдает;

2) он игнорирует, замалчивает или высмеивает тех людей, которые привели серьёзные обоснования своих слов, но показывает тех, кто просто констатирует его прокремлёвскую и антиукраинскую ангажированность, подразумевая, что якобы любые основания для этого отсутствуют;

3) решение этого спора (как часто бывает в подобных случаях) не имеет большого значения, так как большинство его зрителей (какая бы у них не была позиция), очевидно, и так прекрасно понимают, что господин Анатолий имеет прокремлёвскую и антиукраинскую позицию;

4) господин Шарий старается не формулировать одиозные тезисы прямо. Это же делает его позицию сильной в суде. Но при этом, господин Анатолий так строит своё изложение, что то, что он имеет в виду, становится и так всем понятным. Это известная технология, называемая «политика собачьего свистка».

Следует заметить, я абсолютно убеждён: господин Шарий – украинофоб и сторонник Кремля чистый, беспримесный. Речь не идёт о том, что он колеблется или делает утверждения на пользу то одним, то другим. Некоторые, формально проукраинские утверждения делаются, по моему мнению, только в порядке полемики, чтобы больше затруднить чёткую демонстрацию истинной позиции господина Анатолия.

Давайте рассмотрим и проясним первые два из вышеприведённых четырех пунктов на конкретных примерах. Здесь следует оговориться. Я привожу большинство примеров по памяти, так как просто не могу отыскать все видео господина Анатолия, где видел тот или иной момент. Поэтому, цитирование в некоторых случаях может быть неточным. Прошу прощения.

Итак, первое. Господин Шарий предъявляет завышенные требования к обоснованности характеристик себя со стороны других. Это особенно выпукло проявляется, если сравнить его требования с его собственным подходом.

Например, он говорит: меня обвинили в приверженности русскому миру, а в суде заявили, что русский мир – это не что-то плохое. Хорошо. Но дело в том, что так просто легче было отстаивать свою позицию. Другая сторона требовала обоснования по каждому пункту. Это общепринятая судебная практика во всех странах мира. Также, например, в Америке адвокат католического священника в суде о признании отцовства может обратить внимание суда на то, что у женщины была возможность сделать аборт. Это выглядит дикостью, ведь католическая церковь аборты осуждает. Но так уж устроена соревновательная судебная система.

Но посмотрим на самого господина Анатолия. Он ведь требовал зарегистрировать себя кандидатом в народные депутаты, хотя не имел на это права, так как не проживал последние годы в Украине. При этом он приводил такой довод: а у суда нет, доказательств, что я выезжал из Украины! То есть, сам господин Шарий не против чисто формальных доводов в суде, когда они ему на пользу. Но страстно доказывает, что когда их применили против него, это свидетельство страшного лицемерия со стороны его оппонентов.

Другой пример. Множество людей, знакомых с творчеством господина Анатолия утверждают: он – украинофоб. Господин Шарий возмущается: никто этого не доказал! Приведите пример! И чтобы всё было однозначно!

Но вот, госпожа Ирина Геращенко делает спорное утверждение о команде господина Президента Зеленского. А в ответ на вопрос журналистов, говорит, что её высказывания нужно понимать в другом смысле. Господин Анатолий тут же отвергает её доводы: «кого ты лечишь»! Ну, во-первых, ты ей не тыкай, она с тобой свиней не пасла. Во-вторых, а ты кого лечишь? Если господин Шарий требует, чтобы доказательство его украинофобии было абсолютно однозначным, почему же он к себе не предъявляет таких же требований, когда обвиняет в чём-то госпожу Ирину?

Точно также господин Анатолий защищая людей, близких ему по духу, может сказать: «как вы смеете в чём-то обвинять человека только на том основании, кто у него в друзьях»? И тут же, изобличая неугодную ему журналистку: «Посмотрите, кто у неё в друзьях! Это же мизантропик дивижн»! Точно так же, защищая одни каналы, господин Шарий говорил: «почему вы обвиняете в чём-то канал, если журналисты просто спросили мнения третьего лица и его опубликовали»? И он же, изобличая другие: «посмотрите, что сказал приглашённый в прямом эфире! Почему журналист не возражает? В цивилизованной стране такого не должно быть»!

Этой же логикой господин Анатолий руководствуется говоря: «Я бы подал в суд, но вы же понимаете. Мой оппонент всё равно скажет, что это оценочное суждение». Ну да. Ясное дело, оценочное суждение. Не математическая же теорема. Но оценочные суждения оппонентов господина Шария – это не просто оценочные суждения, а оценочные суждения обоснованные. Следующие из всего контекста творчества господина Анатолия.

Перейдём ко второму. Господин Шарий игнорирует, замалчивает или высмеивает тех людей, которые привели серьёзные обоснования своих слов.

Например. Господин Анатолий опубликовал видео, где называет жителей Западной Украины «полукровками», а себя – «настоящим украинцем». Потом утверждал, что этого видео никогда не было в публичном доступе. Как по мне, это никакого значения не имеет, поскольку видео изобличает господина Шария как расиста. И с точки зрения оценки его как журналиста и политика, не имеет значения, является ли он публично признающим себя расистом или признающим себя расистом только в кругу друзей. Хрен редьки не слаще.

Но. Нашёлся ютуб-обозреватель, который пожелал эту ложь господина Анатолия изобличить. И вот он показывает: вот, видео было опубликовано открыто, на канале господина Шария. Вот, оно набрало сто пятьдесят тысяч просмотров и три тысячи лайков. Вот, господин Анатолий сделал его доступным только по ссылке. Вот, удалил видео.

И попутно этот ютуб-обозреватель демонстрирует, что господин Анатолий (якобы сбежавший из Украины из-за преследования со стороны полиции) на самом деле всю дорогу с этой полицией тесно сотрудничал, воюя с неугодными журналистами.

Комментирует ли это господин Анатолий? Да. Он говорит приблизительно: «есть какой-то дурачок. Живёт в Америке. Чего ко мне прицепился, не знаю». И всё.

Ещё пример. Господин Шарий участвует в передаче и повторяет свой любимый тезис: «Зеленский набрал 73%, Порошенко – 8%». Ему возражают: это не совсем так. На президентских выборах Порошенко набрал больше. А на парламентских – Зеленский набрал меньше. К тому же, Вы сами говорили: партия «Голос» союзник Порошенко. Почему же их не считаете? И что отвечает господин Шарий? А ничего! Просто продолжает свои рассуждения, совершенно игнорируя сказанное собеседником.

Рассмотрев вопрос о том, почему с господином Анатолием трудно спорить, поговорим о том, что же он проповедует.

Конечно, как я уже сказал, господин Шарий, избегает прямо утверждать одиозные тезисы, делая их, однако, абсолютно очевидными исходя из контекста. Поэтому, очень значительная часть написанного ниже является оценочными суждениями, на чём господин Анатолий так любит настаивать. Я, однако, берусь утверждать, что эти оценочные суждения – вполне обоснованы. Хотя это тоже оценочное суждение. Такая вот рекурсия. Впрочем, любой может ознакомиться с творчеством господина Шария и сделать собственные оценочные суждения.

Начну я, пожалуй, с группы тезисов, которые господин Анатолий стал особенно часто повторять в последнее время. Господин Шарий жалуется, что в Украине журналистов преследуют. Участвует в конференциях ОБСЕ по свободе слова. Но есть нюанс. Он также открыто утверждает, что большинство украинских СМИ – «пропагандистские помойки» и «псевдоСМИ». Аналогичные (такие же или схожие) утверждения он делает насчёт BBC, Радио Свобода, Deutsche Welle.

И здесь возникает вопрос. А кто же настоящие журналисты? Настоящие СМИ? Кого защищать ОБСЕ? Дмитрий Киселёв на «Вестях»? Нет, что вы! Господин Анатолий этого не говорит. Но методом исключения…

В принципе, одного этого с головой достаточно, чтобы считать Анатолия Шария прокремлёвским пропагандистом. Это старая, советских ещё времён шарманка. Западные СМИ врут (приятно, кстати, что украинские СМИ оказались в такой компании). Слушайте нашу, советскую политинформацию! Нет, ещё раз, последнего господин Анатолий прямо нигде не сказал. Но какой же ещё вывод?

Что он ещё проповедует? Опять, прямо он этого не скажет, но из его материалов это абсолютно понятно. Всё украинское – это сельское, хуторское, отсталое. А русское – прогрессивное современное. В Европе – тоже современное. Но там злые люди. Сорос, например. Он Украину купить хочет. Только русское всем хорошо.

Из сюжетов господина Шария следует (по моему мнению), что люди из села – неполноценные. Они не имею права принимать участие в управлении страной, политических решениях. Но и те, кто переехал в город, – тоже неполноценные. Нормальные люди, по мнению господина Анатолия как я его понял, – только так сказать настоящие горожане. А настоящие – это те, кто любит русское и презирает, воротит нос от украинского.

Худшими из всех господин Шарий считает тех, кто говорит на разговорном, нестандартном украинском языке.

Эй, сторонники Анатолия Шария, живущие в Киеве! Уверен, у каждого из вас есть по несколько знакомых, кто живёт в Киеве, но говорит на разговорном украинском языке. И знакомые, которые приехали в Киев, только закончив образование. И знакомые, которые ездят на работу в Киев из Фастова, Василькова, Ирпеня. Может, из какого-нибудь села в Кагарлыцком районе? Так хватит врать! Хватит лицемерить! Скажите им в лицо, что вы о них думаете! Не стесняйтесь!

Интересной привычкой господина Анатолия являются намёки на расу и национальность своих оппонентов. Например, в предыдущие годы он любил, рассказав что-нибудь о человеке, добавлять, например: «я вообще не понимаю, как он может вмешиваться в дела православия, вы на него посмотрите». Дальше демонстрировалась фотография. Судя по контексту, это следовало понимать так, что у человека «характерная еврейская внешность». (Я, кстати, не думаю, что таковая существует). Одну из не нравящихся ему журналисток он любит называть «прозимбабвийской», намекая на её тёмную кожу. Также, господин Шарий любит коверкать крымско-татарские слова или притворяться, что не может их выговорить.

Словом, я считаю, что Анатолий Шарий – шовинист и расист, даже не сильно это скрывающий. Так, делает минимальные усилия, чтобы по чисто формальным критериям уйти от обвинения, если что. Но с удовольствием показывая, какой он на самом деле.

Рассмотрим, мнение господина Анатолия о ставшей классической триаде: «армія, мова, віра».

Насчёт армии, из всего, что говорит господин Шарий можно сделать один вывод. Украинцы виноваты даже в том, что вообще воюют. Вот не воевали бы, и был бы мир. Но ведь то же можно сказать и о другой стороне. Почему же господин Анатолий предлагает не воевать именно украинцам? А по тому, что прекрасно отдаёт себе отчёт в том, что мир после победы одной стороны – это одно, а мир после победы другой стороны – совсем другое. И (это моё оценочное суждение) страстно желает наступления мира после победы России и сепаратистов.

Господин Шарий сделал несколько утверждений, из которых можно сделать вывод, что он не разделяет позицию «мир любой ценой». Но поверить именно этим его утверждениям означает проигнорировать всю огромную сумму, весь контекст того, что ещё он говорил на эту же тему.

Рассмотрим теперь язык. Господин Анатолий любит приводить в пример Австрию: мол, в Австрии нет своего языка, и ничего. Пример этот, однако, никакого отношения к Украине не имеет. В Австрии один язык – немецкий (не считая совсем мелких меньшинств). Ставить в пример Австрию можно было бы, если бы господин Шарий открыто признал, что хочет, чтобы единственным языком Украины был русский. Я думаю, он этого и хочет, но ведь не признаётся!

Если же говорить о странах с несколькими языками, то здесь есть два варианта. Один – когда один из языков фактически не используется и является государственным чисто формально. Пример: ирландский язык в Ирландии.

Кстати, недавно господин Шарий прямо заявил: мол, пусть украинский изучают, пусть украинский будет обязательным в официальной сфере, но никакой поддержки государственной поддержки в других сферах! Только если люди сами захотят! Но это лицемерная ложь. Желание людей в данном случае выражается именно в том, что большинство целиком поддерживает меры по благоприятствованию украинскому языку во всех сферах. Господин же Анатолий хотел бы как раз, чтобы государство, идя против желания большинства, отказало украинскому языку во всякой поддержке. Как выражается господин Вилкул: «наложить мораторий на вопросы о языке».

При этом господа Шарий и Вилкул надеются на то, что большинство просто проглотит продолжение русификации, которой не желает. При этом, реализация пожеланий господ Вилкула и Шария, как раз и означает «ирландизацию» украинского языка. При реализации таких пожеланий, украинский язык весьма скоро стал бы обременительным и в официальной сфере. И ещё через некоторое время украинский язык стал бы использоваться только в школе, и ещё на нём бы торжественно произносили пару фраз при открытии очередной сессии парламента. Этого, я думаю, господин Анатолий и желает.

Другой вариант страны с несколькими языками – это когда у разных языков на самом деле, а не чисто формально, есть серьёзные права и серьёзная роль в обществе. Беда, однако, в том, что все страны, в которых реализована эта модель, находятся на грани развала. Любой, кто внимательно рассмотрит ситуацию в Бельгии, Канаде, Испании, Швейцарии, убедится: эти страны нельзя с полным основанием назвать обеспечивающими себе единство. Каждая из них фактически разделена на несколько «почти государств» по языковым линиям, с трудом удерживаясь от развала.

Сторонники двуязычия в Украине любят приводить эти страны как пример успеха. Но на самом деле они успешны благодаря экономическому могуществу, мирному окружению, отказу ставить цели, требующие солидарности всей нации. Это позволяет облегчить отрицательное влияние двуязычия на их жизнь. Но у Украины нет ни экономического могущества, ни мирного окружения, ни возможности отказаться от целей, требующих сплочения народа. Двуязычие Украину просто добьёт.

Не говоря уже о том, что когда господин Шарий начинает лицемерно рассуждать о том, что, мол, во Львове одни ценности, а в Луганске другие, он, по моему оценочному суждению, имеет в виду одно: в Киеве ценности должны быть как в Луганске. А что если большинство киевлян с этим не согласится? А господин Анатолий объявит большинство киевлян «агрессивным меньшинством» и организует отправку на помощь своим сторонникам «спортивных парней»? Впрочем, подозреваю, этого-то он и желает.

При этом, объективному наблюдателю достаточно очевидно: большинство жителей Украины ассоциирует себя с украинским языком, вполне готово постепенно отказываться от русского и создавать единство народа. Так в чём проблема? А в том, что господину Шарию, по моему суждению, не нужен единый украинский народ. Ему нужен единый русский народ, воюющий с Соросом, Америкой, BBC и Радио Свобода. И чтобы украинский народ стал частью этого русского народа. Это и есть украинофобия.

Рассмотрим религию. Большинство украинцев не являются практикующими верующими. Православная церковь («Московский патриархат»), однако, имеет определённый авторитет и влияние на умы. А тон православной проповеди задаёт практикующее меньшинство, которое варится в своём соку и о котором большинству людей мало что известно.

А это меньшинство имеет весьма специфические политические взгляды. Среди православных циркулируют сборники апокалиптических пророчеств недавних «святых», брошюрки о проклятом загнивающем западе и о спасающей всех России. И, конечно, о триедином русском народе, куда украинцам обязательно нужно влиться.

Сами они, конечно, для «внешних» пытаются представиться думающими только о Боге. И врут, что в политику их «втягивают». Это ложь, так как они в политике и так по уши.

При этом есть альтернативная украинская церковь («Киевский патриархат»).

Проблема в том, что по православному учению для того чтобы спастись (попасть после смерти на небо) людям необходимо участвовать в определённых обрядах, так называемых «таинствах». Например, таким «таинством» является крещение (и другие, но я не хочу перегружать своих нерелигиозных читателей).

При этом, «Московский патриархат» проповедует, что в «Киевском патриархате» «таинства» не работают. Для того чтобы продемонстрировать степень неприятия «Московским патриархатом» «Киевского» можно привести такой пример. Если в православие переходит человек из католичества, его не перекрещивают. Потому, что, грубо говоря, и на пальцах объясняя, католическое крещение хоть и не такое сильное, как православное, но всё равно работает. А вот если переходит человек из «Киевского патриархата» в «Московский» его перекрещивают, потому что крещение «Киевского патриархата» совсем не работает.

То есть. Кто не хочет быть в церкви, где ему будут навязывать учения о скором конце света, загнивающем западе, спасающей всех России и триедином русском народе, куда входят и украинцы, тот по учению «Московского патриархата» непременно навечно попадёт в ад.

Но почему же украинцы верят «московским»? А дело в том, что все православные церкви мира признают «Московский патриархат» как законную православную церковь. А «Киевский патриархат» до получения Президентом Порошенко томоса никто не признавал. Другие православные церкви не высказывали таких подчёркнуто жёстких взглядов на недейственность «киевских» «таинств», но и «московским» не возражали. И благодаря этому у «московских» был убийственный довод: «посмотрите, весь православный мир с нами».

Но теперь, благодаря Президенту Порошенко, есть Православная церковь Украины (куда перешла большая часть «Киевского патриархата»), которую уже признают две самые древние и самые авторитетные православные церкви – Константинопольская и Александрийская.

Так полезное ли дело сделал Президент Порошенко, организовав получение томоса? Ну, разумеется! Почему же господину Шарию это не нравится? А потому, что он (по моему суждению) хочет, чтобы единственной авторитетной церковью в Украине была церковь, учащая о скором конце света, загнивающем западе, спасающей всех России и триедином русском народе, куда входят и украинцы. Конечно, делает это «Московский патриархат» похоже на Шария. Официально всё это – не часть их вероучения. Но фактически, поддерживаемая церковью православная тусовка это и проповедует.

Помню, какая-то журналистка (кажется, с «Дождя») у господина Анатолия спросила: «так Вы за украинскую церковь или нет»? А он: «я за то, чтобы люди сами выбирали патриархат»! Да ведь не про это вопрос! Вопрос о том, нужна ли Украине православная церковь, неподчиняющаяся Москве, и про которую Москва не сможет рассказать, что все её члены пойдут в ад, подтверждая это тем, что Москву все признают, а её никто не признаёт. Думаю, господин Шарий считает, не нужна. Потому его и считают украинофобом.

Кстати, насчёт религии сам господин Анатолий, будучи протестантом, использует методы религиозной проповеди в организации своей партии. Я это понял, когда он в одном из своих роликов порекомендовал руководство по политической агитации для его партийцев. Он сказал, что его подготовили для членов его партии, и оно не такое как другие подобные инструкции. Без воды, хорошее, практическое. Я заинтересовался и скачал. И обнаружил, что эта инструкция явно переделана из статеек для протестантских молодёжных проповедников с инструкциями по завлеканию в церковь. Я такие раньше читал, потому заметил.

В общем, рассуждать можно ещё долго. По моему оценочному суждению, господин Анатолий Шарий – прокремлёвский пропагандист и украинофоб. А ещё – русский шовинист, расист, антисемит, лжец. Это моё оценочное суждение. Но я надеюсь, что хоть в какой-то мере продемонстрировал, что оценочное – не значит ни на чём не основанное.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments